Интервью

Борис Волошенков: прививаться надо быстро и массово, если растягивать вакцинацию – ничего не получится

Одесский регион уже перешел в «оранжевую» зону

Несколько дней подряд Одесская область лидирует по количеству новых случаев COVID-19. Кроме того, увеличилось и количество летальных случаев. Какая возрастная категория попадает в ковидные больницы? Есть ли в одесских больницах реанимационные места? И почему украинцы не хотят вакцинироваться? Обо всем этом и многом другом в эксклюзивном интервью ElitExpert рассказал первый заместитель главы Одесской облгосадминистрации Борис Волошенков.

На сегодня Одесская область в «лидерах» по заболеваемости на COVID-19. С чем связан такой антирейтинг?

— Это особенность протекания этого заболевания. Сейчас условия для вируса складываются таким образом, что в это время и в этой среде он начинает активно входить в социум. Естественно, мы фиксируем все эти показатели и распределяем по условной иерархии. Как вы говорите, сегодня Одесса – в лидерах.

Сейчас три области готовятся к красной зоне. Пока их не называет премьер-министр. 12 областей – в оранжевой. Эта тенденция нарастает – включая и Одессу.

Поэтому вопрос скачков, которые идут, он связан с особенностью вируса и с тем, что у нас маленький процент вакцинированных. У нас город-миллионник и большая концентрация людей. Поэтому самые большие проблемы возникли во Львове, Харькове, Киеве, где большая плотность населения. И теперь возвращаемся к нашим гражданам: маршрутки ездят полные, люди без масок, массовые мероприятия проводятся.

Я считаю, что если бы в Украине был город или регион, где количество привитых было свыше 80%, то мы могли бы сказать, что это – последний город в рейтинге заболеваемости COVID-19. А так, у нас в стране ситуация, практически, одинаковая.

Какая сейчас тенденция по вакцинации в нашем регионе? Сколько вакцинировалось? Как дела с вакцинацией у медиков, учителей и госслужащих?

— В Одесской области вакцинировались более 680 тысяч человек. Это приблизительно составляет 25% от всего населения региона. Есть небольшое количество областей, преодолевших рубеж в 1 миллион. Это Днепр, Киев, Харьков. Ниже нас идет Полтава с небольшим разрывом. Хотя, население Полтавы меньше, но у них, практически, такой же показатель, как и у нас. Чем меньше населения и больше вакцинированных, тем лучше показатель. В сутки у нас вакцинируется в среднем 5 000 людей. Хотя у нас был рекорд – 10 000. У нас люди устойчиво вакцинируются, поэтому мы даже несколько дней были в лидерах. Но потом опять Днепропетровск и Харьков – 10 000, а мы остались на показателе – 5 000 привитых в сутки.

В области у нас уже вакцинировалось 86,5% медиков, представители образовательных учреждений – 67%. В общем, в регионе работает дистанционно 130 школ, остальные – офлайн. Хуже всего ситуация в Болградском и Ренийском районах. Вот там есть люди, которые упорно не хотят прививаться, доверяя разным слухам и легендам.

Я полагаю, когда началась борьба с COVID-19, тогда должны были объединиться все вместе: учителя, врачи, лидеры общественных мнений, церковь, политики и так далее. Это те люди, которые имеют незримое влияние на социум. Что в этот момент делали часть лидеров общественного мнения? Они рассказывали часто о вещах исключительно для «лайков», а должны понимать ответственность влияния на общественное мнение и побуждать к мысли о вакцинации.

Я COVID-19 сравниваю с пустыней. Представьте, что вам необходимо пройти пустыню. Впереди вас ждет оазис. Но вот возникает ситуация, когда в пути уже нет воды и силы на исходе. Перед вами появляется родник с минеральной или дистиллированной водой. Какая вам разница, какая вода? Ведь если вы попьете, то у вас будут силы дойти до оазиса. А если нет, то шанса, у слабых, дойти – не будет.

Вот эти вакцины, о которых мы говорим, это сегодня – живительная вода в пустыне. Но почему умершие от коронавируса люди, не воспользовались этой возможностью? Я против того, чтобы вы попали в ковидное отделение и увидели пациента с тяжелой степенью COVID-19, с дыхательной недостаточностью. Это жуткая картина. Он не может оторваться от концентратора, от маски с кислородом. Для него это паника.

Можете попробовать закрыть нос на одну или полминуты и при этом не дышать. У тренированных людей – это получиться и ничего не произойдет. Но у обычного человека к минуте задержки дыхания уже начинаются метания. А у больных – тем более возникает подобное, перерастающее в панический страх.

Они привязываются к больнице и к кислороду. Им говорят, «у вас сатурация 94%, уже можно идти домой. Нет, говорит, я не пойду».

Когда нам ожидать очередной пик заболеваемости в регионе?

— Пик заболеваемости ожидаем на конец октября – начало ноября. Мы видим характеристику вируса, распространение которого имеет волнообразную форму «над базовым цунами». Он поднимается до каких-то высот, а потом падет. Вирус распространяется в обстановке отсутствия серозных преград созданных с помощью иммунных систем населения. Уже трижды после подъема заболеваемости в мире – начинался спад. И ускорялся у тех стран, где нарастала цифра вакцинации населения. 80% вакцинированных – это уже барьер для его распространения.

В социальных сетях подняли панику, что в ковидных больницах нет мест для реанимации тяжелобольных. Так ли это?

— В классическом понимании, реанимация – это место, где существует постоянный контроль за состоянием больного, где круглосуточно находится врач-реаниматолог, который может коррелировать все системы жизнеобеспечения больного. Как правило, реанимационных коек в больнице около десяти. Потому что больной реанимации – как правило, попадает туда после операции, примерно через сутки, двое его переводят в обычную палату. Нет такого, чтобы в обычной больнице больной все время находился в реанимации. Но больным COVID, которые были в первой и второй волне на ИВЛ, приходилось длительное время пребывать в реанимации. Они отличаются от пост-операционных, у которых приходиться контролировать все функции жизнеобеспечения. А у больных коронавирусом, как правило, контролируется только функция дыхания и насыщенность ткани кислородом. Поэтому это несколько иная форма реанимации. И в практике используется возможность разворачивания реанимационных пунктов у постели больного с аппаратом ИВЛ, что не вписывается в картину классической реанимации. Если не возникают осложнения, то через некоторое время больной восстанавливает свое дыхание и болезнь отступает.

Известно, что сейчас больше превалирует в регионе достаточно опасный штамм Дельта. В связи с этим, изменилась ли возрастная категория больных? Раньше говорили о том, что COVID-19 «помолодел», в связи с этим начали вакцинировать при необходимости с 12 лет.

— Классика говорит о том, когда закончится пандемия, тогда будут оглашены самые точные статистические исследования. Сейчас это все «на марше». Эти цифры динамичные. Но мы можем сказать, что и первую, и вторую волну, легче переносили дети. Они практически не имели раннего постковидного синдрома. Но сейчас в клиниках появляются дети, у которых ковиду сопутствуют такие патологии как диабет, ожирение и иммунопатии. На фоне легких симптомов заболевания, дети часто могут быть переносчиками и принести вирус в дом.

Среди какой возрастной категории больше всего распространены летальные случаи?

— Мы сегодня видим, что страдает категория людей, старше 60-ти, а особенно 70-80 лет. На протяжении августа и сентября поражались вирусом все возрастные категории, начиная с 21 года. Но если посмотреть, в августе и сентябре категории 21-41 были практически одинаковые. Среди них единицы, которые умерли. Но в категории 51 и старше есть рост. Например, в августе от 51 до 61 года умерло 13 больных, а на следующий месяц – 23. Если в августе в возрасте 61-70 было 17 летальных исходов, то в сентябре – 55. Если старше 70 в августе умерло 34 человека, то в сентябре – 98. Чем старше люди, тем выше риск перенесения заболевания в тяжелой форме и, к сожалению, летальных исходов.

Вы ранее заявляли о том, что почти 98% госпитализированных больных невакцинированные. Продолжает сохраняться такая тенденция?

— Среди тяжелобольных и умерших практически нет вакцинированных. В некоторых клиниках 100% госпитализированных невакцинированны. Вот этих людей бы спросить, а чего вы не вакцинировались? Вот сейчас вы находитесь в инфекционной больнице и вы – в тяжелом состоянии, но ведь у нас же в стране с апреля началась вакцинация, неужели вы ничего не слышали о вакцинации от ковида? Понимаете, если бы эти люди сейчас были привиты, то смотрели и переживали за тепло, за свет, за газ, а потом бы радовались, как быстро наступает теплая весна.

Ранее вы заявляли, что в регионе уже начали готовить больницы второй волны. Когда они заработают? Какая заполняемость койко-мест в области?

— Надо понимать, что мы эти больницы предлагаем, а включает – Киев. Система финансирования исходит с НСЗУ, которая оплачивает эту услугу. Они оценивают, может ли эта услуга оказать предложенная клиника. К ней должны быть определенные требования: какая должна быть подача кислорода, сколько должно быть бригад-реаниматологов, сколько мест в реанимации и т.д. На сегодня в Одесской области занято 67% койко-мест. Например, Белгород-Днестровская больница – 94%, Дунайская областная – более 80%, Одесский глазной госпиталь инвалидов – 87%, Одесский центр социально значимых заболеваний – более 60%.

У нас в Одесской области 12 ковидных больниц первой волны. Сейчас дополнительно включено в Еврейской больнице 50 коек, затем добавят еще 30. Подана для включения Раздельнянская больница. Дальше – областная больница, Овидиопольская больница, 8-я горбольница. Это обеспечит нам дополнительно больше 400 койко-мест.

Но тут есть нюанс – эти больницы включат, врачи начнут работать, а зарплаты им выплатят через месяц, потому что по заполнению на каждого больного потом приходит оплата услуги. То есть, Минзрав разрешает нам – мы начинаем оказывать услугу, а оплачивают ее через месяц.

И так у нас будет около 50% занятости коечного фонда. Понимаете, эта цифра больше 50% пугает людей. У них начинается страх. Если мы говорим, что у нас 50% занято, то это за счет того, что мы подключаем новые больницы.

В одесской мэрии заявили, что основная проблема ковидних больниц – это нехватка кадров, в том числе реаниматологов, анестезиологов, среднего и младшего медперсонала. Есть ли такая проблема в регионе?

— Это глубокая социальная проблема. У каждого времени свои герои. Было время, когда люди «в белых халатах» были героями. В советское время на конкурс в мединститут было 10 человек на место. В этом году еле набрали, потому что сейчас соотносимость в Украине тяжести работы медика с его зарплатой… Понимаете, получается нужно ждать коронавирус, чтобы получить зарплату более 25 000 гривен и за работу с риском для здоровья? Когда в среднем врачи получают 6-7 тысяч грн. Поэтому, многие из них ищут, где за свои знания можно получить большую зарплату.

Мы знаем, что наши врачи работают в Польше, Словакии, Чехии. А мы ощущаем нехватку. С Украины уехало почти 40 тысяч врачей и больше 80 тысяч медсестер. Например, мне известен случай, что в Польше есть больница, где из Кировоградской области работают 8 врачей и медсестер. Вот они и радуются себе там, что у них есть возможность жить по-европейски.

Тем не менее, как собираетесь искать недостающие кадры в больницах?

— В этих условиях мы будем действовать жестче и рассмотрим как вариант, мобилизацию реаниматологов с кафедр Одесского медицинского университета. Также мы будем переводить в ковидные клиники реаниматологов из других больниц. Речь идет о 8-й больнице, чтобы там был полный набор – не только кислород и палаты – но и медики. Эта работа проводится в тесной связи с горсоветом.

Какие вакцины сегодня есть в наличии?

— У нас есть CoronaVac, AstraZeneca, Moderna и Comirnaty/Pfizer. Все есть.

Чем население Одесской области предпочитает вакцинироваться?

— Мы начинали с AstraZeneca. Ею привито первый раз – 62 тысячи, второй – 52 тысячи человек. Китайский CoronaVac одну дозу использовали 130 тысяч, две дозы – 99 тысяч человек. Потом Pfizer один раз – 122 тысячи, второй раз – 89 тысяч людей. То есть, он – на втором месте, после CoronaVac. После них идут уже Moderna и в конце CoviShield (Ред. – индийский аналог вакцины AstraZeneca).

Чем прививаться? Этот вопрос никогда не сбавляет актуальности, потому что всегда существовали и существуют диванные критики, которые говорят: «Я не пойду, вакцинироваться, потому что Pfizer – имеет большой список побочных эффектов, а CoronaVac – не признают в Европе».

— Я для себя выбрал эту аналогию пустыни и воды. Понимаете, самая лучшая та вакцина, которая сегодня есть. Все время вакцинальной кампании я говорю о том, чтобы люди пошли к семейному врачу и получили от него рекомендацию.

Между мной и тем пациентом, который пришел на вакцинацию, должен быть семейный врач. Вот он услышал от меня с какого-то телеканала информацию, сделал выводы, а потом пошел к своему врачу. А он скажет, у вас могут быть какие-то противопоказания, давайте вот эту вакцину. А может быть вам ничего не надо, только соблюдайте социальную дистанцию. Это невозможно так просто сказать.

А вы сами, чем вакцинировались?

— Я привился вакциной CoronaVac. Но смотрите, это вопрос моего выбора. Я, например, общался с доктором, который мне порекомендовал. Он сказал, с учетом твоего возраста, что ты ничем не болел, что ты многократно был в командировке в Китае и видел, как больше миллиарда китайцев привито, то я тебе рекомендую привиться CoronaVac. И я выполнил рекомендацию врача.

Как вакцина влияет на иммунитет? И как долго она действует? Поскольку срок годности сертификатов вакцинации сначала был полгода, а потом его увеличили до года.

— Медицина – наука неточная. А иммунология, как наука очень молода и еще мало изучена, посему и таит много «сюрпризов». В борьбе с ковидом используются разные тактики. Например, вначале была такая: ввели первую дозу вакцины CoronaVac и смотрят, как «пошли вверх антитела». А у некоторых ввели – и титр не нарастает. Ввели вторую – тоже нет роста антител, но должны быть! И при этом человек не болеет. Вот вам одна из загадок. В подавляющем числе случаев, иммунные системы в ответ на антиген, синтезируют антитела, которые, при попадании вируса, должны его блокировать. Все вакцины разные: традиционные, векторные РНК-вакцины, они все направлены на то, чтобы не дать возможности вирусу размножаться в организме человека, задействовав иммунную систему.

Раньше пять лет нужно было, чтобы вакцину запустить, а сегодня в год пандемии были уже использованы вновь созданные вакцины… Сейчас за ними наблюдают, от некоторых отказываются, меняют, смотрят осложнения, но другого выхода просто нет. На сегодня определили, что чаще всего, вакцина действует полгода. Смерть более 4-х миллионов человек на планете от ковида, требует поиска более эффективных методов защиты и вакцина, пока единственное средство, которое может остановить пандемию.

Будет ли вакцина от COVID-19 ежегодной?

— Ответ на этот вопрос можно только «ванговать». Потому что в 60-е годы был классифицирован коронавирус, как один из разновидностей вируса в общем потоке вирусов, которые вызывали респираторные заболевания и были фоном ОРВИ, в котором находилось около 20-ти возбудителей. Среди них – четыре разновидности коронавируса. Но тот «давний» и этот «юный» коронавирусы – они братья. Хотя они относятся к одной группе по типологии, но у «нового» совсем другая характеристика его действий, необычная и неповторимая.

Возможно, у некоторых людей легкая форма протекания ковида связана с тем, что их иммунная система готова к нему. Человек просто переболел этим коронавирусом, точно также как и тем, который был в пуле ОРВИ ранее. И он не реагирует на этот, теми реакциями, которые приводят к цитокиновому шторму. Вот это и может быть объяснением, почему не было тотального поражения вирусом в 2020-м году.

На сегодня в Украине было заражено ковидом 2,6 млн человек. Хотя никто не сталкивался с этой конкретной разновидностью вируса ранее. Значительная часть населения перенесла заболевание в легкой форме, либо вообще не фиксировались симптомы поражения. Значит, у остальных возможна была реакция, связанная с тем, что их иммунная система распознала похожие антигены. И с этими людьми, при первой и второй волне, ничего не случилось. Но не факт, что это сохранится при встрече с новыми волнами.

По вашему мнению, что нужно сделать для того, чтобы мы победили, наконец, пандемию коронавируса?

— Это должны быть усилия всего мира, потому что это пандемия. Если растягивать на 10 лет вакцинацию населения, ничего не получится. Прививаться надо быстро и массово. Как я ранее говорил, «напиться всем, чтобы дотянутся до оазиса». Но сейчас, посмотрите по сторонам. Эти люди бесстрашные. Они боятся только тогда, когда их родственников госпитализировали, когда нет кислорода.

Надо обращаться к другим «культурам вакцинации». Например, к израильской. Там врачи сказали «если этим летом вы будете сидеть на пляжах, в барах и кафе, а потом захотите от нас подвига осенью, нам уже будет очень сложно совершать этот подвиг». Так чего вы сейчас ждете от одесских врачей? Теперь они обязаны ходить в защитных костюмах круглосуточно. Потому что кто-то летом думал только об отдыхе! В Израиле же такой призыв врачей закончился массовой вакцинацией, что дает сейчас минимум осложнений и летальных случаев. Китай и многие страны ЕС после массовой вакцинации находятся в других условиях повседневности. Такой шанс остается и у нас: дело за малым – путь к семейному врачу, консультация и прививка!

Коментарии

Последние

Самые актуальные новости и аналитические материалы, эксклюзивные интервью с элитой Украины и мира, анализ политических, экономических и общественных процессов в стране и за рубежом.

Мы на карте

Контакты

01011, г. Киев, ул. Рыбальская, 2

Телефон: +38-093-928-22-37

Copyright © 2020. ELITEXPERT GROUP

To Top